Мифы и правда про сон ребёнка до года

Мифы и правда про сон ребёнка до года

Мифы и правда про сон ребёнка до года
СОДЕРЖАНИЕ

Что делать, если грудной ребенок плохо спит?

Прежде всего, педиатры рекомендуют обеспечить ребенку должные условия для здорового сна. Младенец должен спать в отдельной кроватке, не загроможденной вещами, на жестком матрасе. Родителям не следует класть с собой в кровать малыша, который плохо спит ночью, поскольку кровать взрослых не соответствует требованиям безопасности детей.

Нужно следить и за положением ребенка – он должен спать на спине (это необходимо для обеспечения нормальной дыхательной деятельности во время сна). Ребенку не должно быть жарко в комнате – конечно, если малыш мерзнет и плохо спит из-за холода, его можно одеть в спальный мешок.

Не рекомендуется использовать одеяла, категорически запрещено накрывать ребенка с головой! Если малыш не может уснуть днем, будет полезно обеспечить максимальное затемнение в помещении – выключить искусственные источники света, зашторить окна. [7]

Лечение поведенческих нарушений сна у ребенка до года осуществляется методиками, которые помогают постепенно приучить его к самостоятельному отходу ко сну. Такие поведенческие методики требуют сил и дисциплины, прежде всего от родителей. Необходимо тщательно соблюдать рекомендации вне зависимости от того, не спит ли малыш днём, ночью – для достижения результата необходимо плавно, но уверенно отучать его от привычных «стимулов», без которых он не может уснуть.

Если проблемы со сном связаны с аллергией на молочный белок, можно попробовать использовать смеси с гидролизованным белком.[8]

Что рекомендуют делать врачи, когда симптомы бессонницы возникают слишком часто и беспокоят окружающих?

В таких случаях доктор может назначить седативные (успокоительные) препараты – травы валерианы, пустырника, мелиссы, ромашки, пиона, а также посоветовать специальную гимнастику для мышц. [9]


[1], [2] — Блохин Б. М., Полуэктов М. Г., Тарасенко Е. С., Троицкая Н. Б. Нарушения и особенности сна у детей грудного и раннего возраста // Лечебное дело. 2021. №1. С.1-10

[3] — Абашидзе Эка Амирановна, Намазова Л. С., Кожевникова Е. В., Аршба С. К. Нарушение сна у детей // ПФ. 2008. №5. С.69-73

[4] — Блохин Б. М., Полуэктов М. Г., Тарасенко Е. С., Троицкая Н. Б. Нарушения и особенности сна у детей грудного и раннего возраста // Лечебное дело. 2021. №1. С.1-10

[5] — Бердина Ольга Николаевна, Мадаева И. М., Долгих Владимир Валентинович, Колесникова Л. И. Медицина сна в педиатрии (обзор литературы) // Acta Biomedica Scientifica. 2021. №5. С.207-211

[6], [7] — Немкова С.А. СОВРЕМЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ КОМПЛЕКСНОЙ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ НАРУШЕНИЙ СНА У ДЕТЕЙ // МС. 2021. №14. С.25-29А У ДЕТЕЙ // МС. 2021. №14. С.25-29

[7] — Полуэктов M.Г., Пчелина П.В. СОН У ДЕТЕЙ: ОТ ФИЗИОЛОГИИ К ПАТОЛОГИИ // МС. 2021. №9. С.97-102

[8], [9] — Абашидзе Эка Амирановна, Намазова Л. С., Кожевникова Е. В., Аршба С. К. Нарушение сна у детей // ПФ. 2008. №5. С.69-73

Дон24 — голод, боль или погода: что мешает детям спать?

Кружевные одеяла в белоснежной кроватке, крохотные пинетки на пеленальном столике, безупречно обставленная детская комната… В каждой семье с особым благоговением ждут появления на свет малыша. Но ожидание красивой сказки безмятежного родительства очень часто сменяется суровой реальностью с бессонными ночами, детским плачем и надеждой на то, что колики скоро пройдут и вот-вот станет легче. Колики проходят, а беспокойный детский сон с долгим укладыванием и частыми пробуждениями зачастую так и остается главной проблемой молодых родителей. Что же мешает ребенку спать по ночам и как это исправить? На этот вопрос ответили авторитетные эксперты.
Екатерина Таран, психолог, консультант Центра детского сна и развития ВabySleep:

«С момента рождения до двух-трех лет каждый ребенок переживает колоссальные эмоциональные и физические изменения – учится переворачиваться, сидеть, вставать, ходить. Скачки роста сменяются скачками развития, меняется и режим дня. И нужно понимать, что у нормального здорового ребенка до трех лет допустимы одно-три пробуждения, но, возможно, не каждую ночь.

Говоря о причинах плохого сна и частых ночных пробуждений, прежде всего можно выделить физический дискомфорт: голод, переполненный подгузник, пижама, которая может быть не по размеру или с натирающими швами или бирками из раздражающей кожу ткани. Внешние факторы – шум, свет, влажность, жара или холод – также могут мешать малышу спать. Как только причина физического или внешнего дискомфорта устранена, полноценный сон возвращается.

Скачок развития и роста также влияет на детский сон. Например, малыш учится садиться, и этот навык он тренирует в любое удобное ему время, в том числе и ночью. Тут поможет только тренировка навыка в активное время бодрствования, доведение его до автоматизма.

Довольно распространенной причиной плохого ночного сна является неправильно построенный режим дня. Это перегул, недогул, эмоциональное перевозбуждение перед сном, отсутствие ритуалов. Здесь необходимо скорректировать режим дня по возрасту, учитывая индивидуальное время бодрствования ребенка.

Мифы и правда про сон ребёнка до года

Далее: причины, связанные с ассоциациями на засыпание. Если ребенок засыпает во время кормления, качания или спит только в коляске, то, пробудившись между циклами сна, он не сможет уснуть сам и будет требовать восстановления привычных условий. Бытует мнение, что прикладывание к груди или укачивание – это вредная ассоциация на сон, но тут в первую очередь необходимо смотреть на возраст малыша. Для новорожденных детей очень физиологично засыпать «на груди» – у мамы идет становление лактации, частые долгие прикладывания очень важны. Да и качание в первые три месяца будет успокаивать малыша. К шести-восьми месяцам подобные условия засыпания становятся привычными для ребенка, и зачастую мамы ничего не меняют и не вводят другие способы расслабления. И теперь такие ассоциации на сон начинают мешать, потому что, например, качать годовалого ребенка уже не так легко.

Конечно же, каждый случай индивидуален. Но есть несколько общих рекомендаций, как сделать сон ребенка крепким, а ночи родителей – спокойными.

Проанализируйте, подходящий ли у вашего ребенка режим дня по возрасту (не слишком ли позднее укладывание, долгое время бодрствования, переизбыток или недостаток дневного сна и прочее). Очень важно следить за временем бодрствования малыша. Для каждого возраста существует своя норма сна, которую необходимо знать родителям. Главный критерий – настроение ребенка. Улыбчивый малыш, который хорошо засыпает, просыпается без слез, спит днем час и более, активно бодрствует, сам отлично регулирует свои циклы. Мама должна прислушиваться к своему ребенку и при необходимости увеличить или уменьшить время бодрствования.

Придумайте ритуал отхода ко сну – набор одних и тех же действий, повторяющихся друг за другом в строго определенной последовательности перед каждым укладыванием. Ритуал настраивает малыша на сон и насыщает вниманием мамы. Очень часто на ночной сон ритуал есть, а на дневные он отсутствует – и это является ошибкой.

Мифы и правда про сон ребёнка до года

Во время засыпания малыша устраните отвлекающие детали и источник света в комнате. Многие родители кладут в детскую кроватку музыкальную игрушку или свой мобильный телефон. Но игрушки со звуком и светом слишком отвлекают ребенка от сна. В трех-четырехмесячном возрасте в организме начинает вырабатываться «гормон сна» мелатонин. Уровень этого гормона у детей увеличивается в вечернее время, достигает максимума около полуночи и снижается в предутренние часы. Выработка мелатонина зависит от освещения – на ярком свету она прекращается. Вечером незадолго до укладывания ребенка на сон рекомендуется приглушать освещение, а в процессе ритуала укладывания и вовсе выключать свет. Таким образом родители грамотно настраивают ребенка на сон и сокращают время укладывания».

Предлагаем ознакомиться:  Маленький помощник на кухне: что доверить малышу - Энциклопедия Детское питание

Евгений Вербицкий, руководитель Ростовского отделения Российского сомнологического общества, профессор Южного научного центра РАН:

«Как правило, после шести месяцев нервная система ребенка делает скачок в развитии, что может сказаться и на его сне. С этого возраста малыш может пробуждаться внезапно, с беспокойством и плачем. Это так называемый физиологический плач, ему предшествует неглубокий сон. Зачастую ребенок таким образом пытается позвать родителей, без которых ему некомфортно и тревожно. Малышу необходимо дать понять, что родители рядом, они придут и успокоят его, но без кормления, игр, без вынимания из кроватки. Плавное поглаживание, повторение элементов ритуала, тихое напевание в большинстве случаев возвращают ребенка в сон. Возможно, какая-либо вещь в детской кроватке, которую малыш видел у родителей и которая пахнет ими, поможет ему в этом.

Ребенок растет, меняется его кроватка, окружающая среда, и к этому нужно привыкнуть. Если такое привыкание идет успешно, уровень детской тревоги снижается. Главная причина детской тревоги раннего возраста связана с разлукой с родителями, привычным местом обитания, обстановкой, знакомыми элементами детского мира. Все это может привести к тяжелому засыпанию и беспокойному ночному сну. Здесь эффективны «посредники» в виде ночных игрушек, а также твердые убеждения типа «Увидимся утром, малыш». Причиной пробуждений могут стать и ночные кошмары. Родителям следует договориться, какой стратегии придерживаться, когда ребенок проснется и придет к ним в постель.

Мифы и правда про сон ребёнка до года

Говоря о плохом детском сне, стоит учитывать и географические особенности Ростовской области. В нашем степном регионе часто меняется направление ветра, его скорость. Это приводит к перепадам атмосферного давления и резким изменениям погоды. Ребенок более чувствителен к подобным переменам, нежели здоровый взрослый человек. Поэтому в ненастные дни ко сну малыша, с его еще не зрелой нервной системой, необходимо отнестись с особенным вниманием.

Так же уязвимы незрелые механизмы сна ребенка и в осенне-зимний период – на выработку «гормона сна» мелатонина влияет короткий световой день. В это время взрослым необходимо следить за организацией режима сна и бодрствования ребенка. Это постоянный экзамен родителей на изобретательность и уравновешенность ради глубокого сна малыша – залога выработки соматотропного гормона, крайне необходимого для роста и гармоничного развития детского организма».

Наталья Токмак, остеопат:

«В некоторых случаях тяжелое засыпание может быть важным знаком для родителей, что есть какая-то проблема. Таких деток в моей практике немного. У них нормальный грамотный режим, они вовремя ложатся спать, не перевозбуждаются, перед сном нет каких-то ярких впечатлений. Проблема тяжелого засыпания может быть связана с нарушением позиций позвонков шейного отдела. Как это влияет на ночной сон? Из-за нарушенного кровотока и хронического спазма в крупных или мелких сосудах головного мозга регуляция мозговых структур затрудняется. Плохое засыпание может быть связано напрямую с «работой» черепа. Небольшие, внешне не значимые, но очень важные внутри микросмещения, микроограничения в подвижности косточек черепа приводят к определенному напряжению его структур. Таким деткам сложно расслабиться. Переход из фазы бодрствования в сон у них затруднен. Как правило, они спят беспокойно, часто просыпаются.

Если мы говорим о детях до года, пробуждение с криком или плачем не очень хороший знак. Ведь здоровый ребенок просыпается спокойно, просто мягко дает знать, что, например, он голоден. Если же ребенок сразу громко кричит (и родитель понимает, что это крик боли) – скорее всего, у него болит голова, ему трудно расслабиться, успокоиться, малыша приходится укачивать. Такие дети нуждаются в помощи. Остеопат может мягко поработать с шейным отделом, позвоночником, крестцом. Хоть крестец расположен далеко от головы, это важная парная структура, которая «работает» синхронно с черепом».

Татьяна Валькова, педиатр:

«Одна из главных причин поверхностного детского сна, которой часто пренебрегают родители, – это отсутствие нормального микроклимата в комнате. Наиболее комфортная температура воздуха для деток любого возраста – 19–20 градусов. При такой температуре детский сон наиболее глубок. Если мама боится, что ребенок замерзнет, можно накрыть малыша лишней пеленкой, но не повышать температуру в комнате. Влажность воздуха должна составлять 50–70%. Высокая температура и низкая влажность помещения ведут к пересыханию слизистой оболочки носа, снижению иммунологической защиты, возникновению жажды, что и провоцирует частые ночные пробуждения.

В заключении хочу сказать, что не стоит пытаться лечить младенческие нарушения сна медикаментозно, так как большинство препаратов, применяемых в нашей стране (ноотропные, сосудистые и некоторые другие), являются препаратами с недоказанной эффективностью и не применяются в развитых странах».

Нарколепсия у детей

Нарколепсия – хроническое неврологическое расстройство, характеризующееся тетрадой клинических симптомов: гипнагогические/гипнопомпические галлюцинации, сонный паралич и катаплексия. Катаплексия встречается у более чем половины пациентов с нарколепсией и является отличительной между нарколепсией типа 1 (нарколепсия с катаплексией) и нарколепсии типа 2 (нарколепсия без катаплексии).

Нарколепсия – редкое расстройство. Ее распространенность среди населения в целом от 0,025% до 0,05%, с наибольшей встречаемостью в 10 и 19 лет. Все основные симптомы нарколептической тетрады, являются результатом включения фрагментов REM сна в бодрствование.

Нарколепсия может быть вторичной, например, после повреждений заднего гипоталамуса, вызванного инсультом, опухолью, травмой головы, нейровоспалительными процессами и т. п. Лечение нарколепсии симптоматическое. Оно должно быть направлено на самый выраженный симптом, а затем – к менее тревожным для пациентов проявлениям. Используются методики изменения поведения и образа жизни на фоне с фармакотерапией.

Фармакологическое лечение

Чрезмерная дневная сонливость

Нет одобренных препаратов для лечения чрезмерной дневной сонливости в педиатрической практике. Лечениеданного состояния включает главным образом стимуляторы центральной нервной системы (соли амфетамина и метилфенидата) и препараты, способствующие пробуждению, такие как модафинил или армодафинил; селективный ингибитор обратного захвата норадреналина (атомоксетин) может быть дополнительной терапией.

Антагонисты H3-гистаминовых рецепторов (питолизант) позже были одобрены в Европейском союзе в качестве лекарственного средства для лечения орфанных заболеваний. Амфетамины и метилфенидат имеют сходные механизмы действия, так как они являются агонистами дофамина и норадреналина.

Амфетамины имеют длительный период полувыведения (11-30 часов), но тем не менее является предпочтительным введение препарата дважды в день (декстроамфетамин 5-30 мг, декстроамфетаминометан 2,5-20 мг). Метилфенидат имеет гораздо более короткий период полувыведения (3 часа) и также рекомендуется дважды в день (10-40 мг).

Наиболее часто встречающиеся побочные эффекты стимуляторов – головная боль, анорексия, нервозность, бессонница, тики и потеря веса, настораживающим признаком является сердечная недостаточность. Длительное использование амфетаминов имеет высокий риск развития толерантности и зависимости (предупреждение FDA).

Модафинил и армодафинил имеют неизвестный механизм действия, который проявляется активацией аминергической системы (гистаминами и катехоламинами) в гипоталамусе, что приводит к возбуждению коры головного мозга. Оба препарата не являются официально одобренными ни FDA, ни европейским медицинским агентством для детей моложе 17 лет.

Период полураспада – 4 часа и 15 часов для модафинила и армодафинила (является более сильным препаратом), соответственно. Рекомендуемые дозировки составляют от 50 до 400 мг / сут, разделенных на 2. Частые побочные эффекты включают тошноту, рвоту, головную боль, и (реже)

синдром Стивенса-Джонсона. Атомоксетин может помочь при лечении чрезмерной дневной сонливности, его возможные побочные эффекты включают головную боль, повышение артериального давления, тахикардию, и потерю веса. Питолизант является антагонистом H3-гистаминовых рецепторов.

Гистаминергические нейроны диффузно расположены в коре головного мозга и облегчают возбуждение. Н3-рецепторы играют ингибирующую роль в нейронах, секретирующих гистамин, и способствуют сну. Питолизант блокирует этот цикл и, следовательно, способствует бодрствованию, эффективно активируя гистаминергическую систему, но все же его действие оказывается менее мощным, чем у модафинила. Питолизант не был одобрен для детей.

Предлагаем ознакомиться:  Как отличить сердечную боль от Невралгии | Как понять, что у тебя сердечный приступ

Катаплексия

Не существует официально официально одобренных FDA препаратов для лечения катаплексии у детей. Имеются данные о том, что REM-сон и, следовательно, включения REM, имеющие значение в развитии катаплексии, вызваны холинергическими эффектами. Исторически для лечения катаплексии использовались трициклические антидепрессанты с их мощным антихолинергическим действием, хотя эффективность их крайне скромна.

Из трициклических антидепрессантов используются имипрамин и кломипрамин, но, как было упомянуто ранее, эти препараты имеют серьезные побочные эффекты. Дозировка составляет от 10 до 100 мг/сут и 10 до 150 мг/сут для имипрамина и кломипрамина, соответственно.

За исключением трициклических агентов, другие антидепрессанты (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, например, флуоксетин 10-30 мг / сут) и селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина (венлафаксин 37,5-75 мг / сут)] использовали для лечения катаплексии.

Натрий оксибат (гамма-гидроксибутират) имеет показание FDA для лечения нарколепсии с катаплексией. Его механизм действия (он является агонистом ГАМК-рецепторов типа B) не ясен, но считается, что он укрепляет сон, уменьшая вероятность пробуждений и увеличивая SWS. Таким образом, улучшается дневная активность.

Натрий оксибат представляет собой пероральный раствор (0,5 г / мл) с коротким периодом полужизни. Первая доза принимается перед сном и вторая – примерно через 2,5-3 часа. Рекомендуемая доза составляет от 2 до 8 г два раза в день. Побочные эффекты – сомнамбулизм и энурез, нарушения дыхания во сне, запор и тремор.

Нефармакологическое лечение

При лечении нарколепсии важны изменения поведения и образа жизни. Необходима хорошая гигиена сна с регулярным и достаточным сном и бодрствованием. Настоятельно рекомендуется при чрезмерной дневной сонливости запланированный короткий сон в дневное время. Важно обучение пациентов и родителей о триггерах и характере эпизодов катаплексии.

Обструктивное апное сна в детском возрасте

Синдром обструктивного апное сна (СОАС) может встречаться у детей любого возраста, его распространенность 2-5%. Выбор лечения индивидуален и зависит от следующих факторов: возраста ребенка, результатов полисомнографии, сочетанной патологии и осложнений, связанных с ОСАС.

Хирургическое лечение, включающее тонзилэктомию и аденоидэктомию – терапия первого выбора у детей с аденотонзиллярной гипертрофией и СОАС. Однако, создание положительного воздушного давления в верхних путях оставляет возможности лечения для детей, имеющих противопоказания к хирургическому вмешательству, либо в случаях сохранения остаточных нарушений. Фармакологическое лечение СОАС у детей крайне ограничено.

Фармакологическое лечение

Интраназальные кортикостероиды были рекомендованы для лечения детей с мягкими проявлениями СОАС, для которых хирургическое лечение не показано или для легких форм СОАС, сохранившихся после операции. Brouillete с коллегами изучали эффект интраназальных кортикостероидов на частоту сочетанных и обструктивных апное и гипопное у 25 детей с СОАС.

Назальный флутиказон пропионат применялся у 13 детей, другие 12 получали плацебо в течение 6 недель. Индекс апное-гипопное (AHI) снизился в группе, получавшей лечение и возрос в группе, получавшей плацебо (с 10.7 -2.6 до 5.8 -2.2/ч в группе флутиказона и с 10.9 — 2.3 до 13.

1 — 3,6/ч в группе плацебо; Р = .04). Уровень десатурации оксигемоглобина и возбуждения значительно возрос в группе флутиказона, по сравнению с контрольной, в то время как размер миндалин/аденоид и количество симптомов не менялись. В другом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании была изучена эффективность интраназального мометазона фуроата и плацебо у 24 и 26 детей с мягкой формой ОСАС на протяжении 4 месяцев. Индекс (AHI) снизился в группе, получавшей лечение (с 2,7 — 0.2/ч до 1.7 — 0.3/ч)), но возрос в группе плацебо (с 2.5 -0,2/ч до 2.9 -0,6/ч; Р=.039).

В том же исследовании индекс десатурации оксигемоглобина также значительно снизился в группе лечения, по сравнению с контрольной (-0.6 -0,5/ч по сравнению с 0.7 -0.4/ч; Р=.037). Подводя итоги, можно сказать, что интраназальные кортикостероиды способны снизить выраженность синдрома у детей с мягкими формами СОАС. Однако, до сих пор не изучен минимальный срок рекомендованной терапии для стойкого улучшения.

Антагонисты лейкотриеновых рецепторов также изучались при детском СОАС. В двойном слепом плацебо контролируемом исследовании Kheirandlish-Gozal и коллеги установили снижение AHI у детей, получавших терапию монтелукастом, по сравнению с детьми, получающими плацебо (с 9.2 -4.1/ч до 4.2 -2.8/ч и с 8.2 -5.0/ч до 8.7 -4.9/с; Р<.0001).

Похожие результаты были получены в другом двойном-слепом плацебо-контролируемом исследовании, выполненном Goldbart с коллегами. В другом исследовании у детей с СОАС после проведенной тонзилэктомии и/или аденоидэктомии после 12 недель лечения монтелукастом значительно улучшился AHI, низший уровень сатурации оксигемоглобина и симптомы СОАС.

Таким образом, антагонисты лейкотриеновых рецепторов демонстрируют обоснованное право быть назначенными для лечения СОАС у детей. Кроме того, в качестве добавочной терапии монтелукаст может снизить проявления нарушений сна у детей с СОАС после тонзилэктомии. Однако, необходимы дополнительные исследования.

Недавно также оценивалась эффективность комбинации антагонистов лейкотриеновых рецепторов с интраназальными кортикостероидами у детей с СОАС. 183 ребенка с СОАС были разделены в 3 группы: группа А получала монтелукаст перорально, группа В получала мометазон фуроат в виде интраназального спрея, группа С получала комбинацию монтелукаст мометазон фуорат.

После 12 недель лечения OSAS выраженность таких симптомов как храп (P<.01), дыхание через рот (P <.05), беспокойный сон (P <0,05), гипергидроз (P <0,05) и апноэ (P <0,01) снизилась во всех группах по сравнению с результатами до лечения.

Кроме того, уменьшился AHI (P <0,05), а минимальная сатурация оксигемоглобина возросла (P <0,05) во всех группах, тогда как аденоидальное/носоглоточное соотношение, оцененное рентгенографически, снизилось (P <0,05). По сравнению с другими группами, дети из группы C показали более быстрое улучшение относительно снижения храпа, апноэ, и беспокойного сна (P <.05).

Эффективность была выше в группе C, чем в A и B (P <0,05). Kheirandish и коллеги изучали детей с остаточным СОАС после тонзилэктомии и аденоидэктомии, которые получали лечение монтелукастом и будесонидом для интраназального введения в течение 12 недель.

В нескольких исследованиях оценивалась роль антибактериального лечения у детей с СОАС. Эффект от антибактериальных препаратов связан с уменьшением размера миндалин и аденоидов у некоторых детей, что приводит к временному облегчению симптомов СОАС. В проспективном рандомизированном исследовании при сравнении азитромицина и плацебо, 22 ребенка от 2 до 12 лет были разделены в группы для получения азитромицина или плацебо в течение 30 дней.

Отмечалась тенденция к сокращению AHI в группе азитромицина и увеличение AHI в плацебо-группе (0,97 -2,09 против 3,41 -3,01 / ч; P=.23). Это исследование показало, что, несмотря на то, что антибиотики снижают уровень тяжести СОАС, они не обеспечивают постоянного улучшения и не способны предотвратить хирургическое вмешательство.

Кроме того, согласно результатам мета-анализа при сравнении терапевтических эффектов фармакотерапии у детей с СОАС установлено, что терапевтический эффект плацебо был значительно хуже, чем у интраназального мометазона фуроата, монтелукаста, будесонида и флутиказона относительно тяжести синдрома и, кроме того, флутиказон был лучше, чем плацебо относительно эффективности сна.

Нефармакологическое лечение

Может быть использована дополнительная кислородная терапия во время сна для лечения детей с рецидивирующими кислородными десатурациями во время сна, связанных с СОАС. Marcus и коллеги изучали влияние кислородной терапии 23 детей с СОАС в возрасте 5 — 3 лет.

Предлагаем ознакомиться:  Как отучить ребенка от укачивания просто и с интересом для него

В их рандомизированном двойном слепом исследовании, кислород вводился через носовые канюли со скоростью 1 л/мин в течение 4 часов. Среднее значение и низший уровень насыщения кислородом были выше при вдыхании дополнительного кислорода. Однако, не было различий в цифрах (AHI 10,9 -20,6 / ч при кислородной терапии против 13,5 -19,3 при вдыхании комнатного воздуха; P> 0,05) и продолжительности (14 — 7 с при кислородной терапии против 13 -5 с при вдыхании комнатного воздуха; P> 0,05) обструктивных апноэ.

Был сделан вывод, что дополнительный кислород не влияет на синдром обструкции во время сна и может быть предложен в качестве временного решения у детей с гипоксемией, которые не могут переносить непрерывное положительное давление в дыхательных путях или в тех случаях, когда хирургическое лечение не показано. Риск гиперкапнии подчеркивает необходимость строгого контроля при начале лечения.

Хирургическое лечение

Как упоминалось ранее, аденотонзилэктомия остается терапией выбора, так как аденотонзиллярная гипертрофия является  основной причиной СОАС у детей. Однако процедура не лишена рисков и осложнений. Кроме того, не существует установленного значения степени тяжести СОАС . Так, аденотонзилэктомия обычно выполняется у детей с умеренной и тяжелой степенью СОАС.

Обсуждение

Нарушения сна у детей требуют особого внимания, поскольку они связаны с процессом развития, когнитивным дефицитом, снижением обучения или социальных навыков. Симптомы отличаются от таковых у взрослых и меняются в зависимости от возраста ребенка. Оценка нарушений еще больше осложняется недостаточной подготовкой и отсутствием клинических рекомендаций в отношении фармакотерапии.

У детей бессонница проявляется в основном нарушениями поведения. Фармакотерапию стоит применять, если консервативные меры, такие как гигиена сна и поведенческая терапия недостаточны. Были предложены разнообразные фармацевтические препараты, включая мелатонин, антигистаминные препараты, α-агонисты, бензодиазепины и агонисты небензодиазепиновых рецепторов, антидепрессанты, L5-гидрокситриптофан.

Однако отсутствие конкретных руководств, а также ограниченное количество доступных данных в литературе, диктует осторожность в выборе лекарственной терапии. Как упоминалось ранее, ОСАС может возникать в любом возрасте у детей и выбор лечения зависит от многих факторов, включая возраст ребенка, результаты полисомнографии, наличие сопутствующих заболеваний и осложнений, связанных с ОСАС.

Хирургия все еще остается терапией выбора, тогда как применение постоянного положительного давления в дыхательных путях является альтернативой для детей, не имеющих показаний для хирургического лечения или в случае наличия остаточной симптоматики. Фармакотерапевтические варианты лечения ограничены.

Использование интраназальных кортикостероидов, антагонистов лейкотриеновых рецепторов и их комбинации уменьшает тяжесть у детей с легкими ОСАС, для которых аденотозилэлектомия противопоказана, или при мягких формах послеоперационных ОСАС. Информация о минимальной продолжительности терапии для стойкого улучшения отсутствует.

Антибиотики могут уменьшить размер миндалин и аденоид, но не обеспечивают стойкого облегчения и не предотвращают хирургическое вмешательство. Кроме того, дополнительная кислородная терапия ночью не влияет на эпизоды обструкции во время сна и может быть предложена только в качестве временного решения.

Фармакотерапия парасомний необходима только тогда, когда нелекарственные подходы, такие как психотерапия и обучение гигиене сна недостаточны для предотвращения. Для лечения NREM-парасомнии предложены супрессанты медленного сна – бензодиазепиновые производные или трициклические антидепрессанты, назначенные на короткий период с последующим медленным снижением дозы.

При нарколепсии лечение должно купировать ведущий симптом. Стимуляторы центральной нервной системы и активирующие препараты используются для лечения дневной сонливости, тогда как ингибиторы обратного захвата норадреналина и антагонисты гистаминовых H3-рецепторов представляют собой дополнительную терапию.

С другой стороны, оксибат натрия имеет показания для лечения нарколепсии с катаплексией и демонстрирует значительное снижение как дневной сонливости, так и катаплексии. Применение нелекарственных методов терапии, такие как обучение гигиене сна в сочетании с коротким сном в течение дня, настоятельно рекомендуется при чрезмерной дневной сонливости.

Информирование о триггерах и природе эпизодов также важно для лечения катаплексии. Для легких случаев СБН у детей предпочтительны нефармакологические вмешательства, такие как физические упражнения в сочетании с соблюдением гигиены сна и контроля триггеров, в то время как лекарственная терапия показана для хронических, умеренных и тяжелых случаев.

Для детей с дефицитом железа и СБН/ПДК, рекомендовано пероральное введение железа. Ряд данных показывает, что бензодиазепиновые производные являются альтернативной терапией. Дофаминергические средства или препараты, влияющие на альфа-2-дельта лиганды кальциевых каналов следует использовать у детей с осторожностью.

Фармакологическое лечение большинства распространенных расстройств сна у детей не имеет доказательств и альтернативные методы, при которых наблюдалось облегчение симптомов, оказываются в большинстве случаев предпочтительными. Появление конкретных рекомендаций имеет огромное значение, поскольку нарушения сна у детей наблюдаются достаточно часто, и они могут негативно повлиять на развитие детей и на становление их познавательных и социальных навыков.

Подготовила: Степанова Н.

Редакция перевода: Касьянов Е.Д.

Парасомнии у детей

Парасомнии определяются как нежелательные физические симптомы или симптомы, развивающиеся во время засыпания, во сне или во время пробуждения. В основном, они являются временными и неустойчивыми. Парасомнии разделены на 2 основные категории: те, которые возникают в фазу NREM-сна (конфузионное пробуждение, тремор во сне, лунатизм и др.)

, и фазу REM-сна (кошмары, паралич сна и др.). Иногда NREM и REM парасомнии сосуществуют вместе – overlap-парасомния. В большом исследовании населения распространенность любой парасомнии, возникающей по крайней мере один раз у детей в возрасте от 2 до 6 лет составляла 84%.

Парасомнии NREM встречаются от 1% до 4% взрослого населения. Они имеют характеристики обоих состояний (как состояния сна, так и состояния пробуждения), и обычно встречаются при глубоком сне (на 3 стадии NREM-сна). NREM-парасомнии более заметны в первую половину ночи из-за преобладания в это время медленного сна, тогда как REM-парасомнии встречаются чаще во второй половине ночи, когда преобладает REM-сон.

Существует несколько триггеров для парасомнических расстройств: депривация сна, стимулы, нарушающие сон (внешние (т. е. шумы) или внутренние (например, СОАС), и стресс (эмоциональный и/или физический). Нефармакологические подходы обычно достаточны для эффективного лечения. В обратном случае, назначается медикаментозная терапия, чтобы избежать опасных последствий.

Фармакологическое лечение

Как упоминалось ранее, при парасомниях в детском возрасте, лекарство назначается в случаях частых и, возможно, опасных эпизодов, не отвечающих на консервативные способы лечения. Не существует лекарственных препаратов, официально одобренных FDA для лечения парасомний у детей.

Учитывая, что NREM-парасомнии встречаются главным образом во время глубокого сна, могут быть рекомендованы супрессоры медленного сна, такие как бензодиазепиновые производные или трициклические антидепрессанты. Рекомендуемым трициклическим антидепрессантом является имипрамин (в низкой дозе), и рекомендуемым производным бензодиазепина – клоназепам (0,125-0,5 перед сном).

Терапия показана на короткий период (3-6 месяцев) с последующим медленным снижением. Максимальная концентрация клоназепама в плазме достигается через 1-4 часа после приема внутрь, его период полувыведения составляет от 30-40 часов (период полураспада дольше у взрослых).

Нефармакологическое лечение

Терапией первой линии является создание безопасных условий для ребенка и его окружающих (например, братьев и сестер). Обстановка должна создавать ощущение безопасности (сигнализация на дверях, окнах, удаление острых или хрупких предметов из детской или общей комнат).

Триггеры парасомнии, которые в свою очередь могут быть другими первичными нарушениями сна (например, ОСАС) должны учитываться в первую очередь. Другие методы включают пробуждения по расписанию. Лечение кошмарных сновидений также должно включать исключение просмотра телевизора перед сном, создание приглушенного света в комнате, и использование других когнитивно-поведенческих методов.

Комментировать
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно